Российская общественно-правовая интернет-газета.

"Надлежит законы и указы писать явно, чтоб их не перетолковать. Правды в людях мало, а коварства много. Под них такие же подкопы чинят, как и под фортецию"
Петр Первый

Кто у кого ядерную дубинку украл

На днях началось очередное обострение российско-американских дипломатических боев за соблюдение Договора о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (РСМД). Стороны обменялись упреками в нарушении его положений. «Лента.ру» исследовала историю взаимных претензий Москвы и Вашингтона по договору РСМД.

Новый министр обороны США Эштон Картер, не успев вступить в должность, обрушился с критикой на российское руководство, заявив, что, если Россия не перестанет нарушать международные договоренности по разоружению, США будут вынуждены реагировать.

«Набор мер, которые мы рассматриваем у себя в Минобороны, может включать активные методы защиты от ударов крылатых ракет средней дальности с наземным стартом, построение инфраструктуры противодействия и компенсирующее развертывание ударных систем для защиты Соединенных Штатов или союзных сил», — заявил Картер.

Перед нами очередное обвинение России в несоблюдении Договора о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (РСМД). Попробуем разобраться, в чем суть этого договора и почему Москва и Вашингтон уже не первый год наперебой обвиняют друг друга в его нарушении.

Поле боя — договор РСМД

Во второй половине 1970-х годов в Европе разгорелась гонка ракетных вооружений средней дальности. НАТО и ОВД принялись активно разворачивать ядерные боевые средства, предназначенные для войны в Европе.

Сейчас уже трудно сказать, «кто первый начал», однако результат был налицо: советские «евростратегические» комплексы «Пионер» разворачивались параллельно с наращиванием американской группировки средней дальности (баллистических ракет Pershing II и крылатых ракет «Томагавк» наземного старта).

Ситуация приняла неприятный оборот: «першинги» с их подлетным временем 5-7 минут и высокоточные крылатые ракеты позволяли осуществить обезглавливающий удар по советским командным центрам в европейской части страны, что полностью дезорганизовало бы управление. В итоге после долгих вязких переговоров СССР в 1987 году пошел на взаимный нулевой вариант, предлагавшийся еще в 1981-м: уничтожение и запрет новых разработок всех боевых средств «опасной» дальности.